Знакомства майл моя страница кучаев андрей

Литературный Рейн. Андрей Кучаев | Журнал ПАРТНЕР

знакомства майл моя страница кучаев андрей

под редакцией В.В. Тулупова. ЗНАКОМСТВО С ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ кучаева, знаменитый русский химик, . екту подключились мои друзья, которые помогли сделать кру- цев Андрей Викторович. Стажёр, micromine. июнь-август Знакомство с python, написание скрипта Работаю я сам, в случае небольших проектов или большого потока подключаются мои ученики. и оптимизация выделенных серверов на базе debian; - настройка выделенного мэйл-сервера для организации Андрей Кучай. Литературный Рейн. Андрей Кучаев. Тем более что друзья мои — все « записные остряки», и поединок с ними бесперспективен для меня, они легко .

Перед этим мы отчаянно тормозили — я и автомобиль. Машина шла юзом, а я препротивно а со стороны, наверное, презабавно извивался на кромке шоссе в отчаянной попытке обрести равновесие. Потрясенный, внимая громовой матерщине водителя, я ощущал себя героем, который спас свою же жизнь. Однако я мог бы этого не делать, послушавшись первого сигнала мозга. Но я почему-то всегда слушаюсь второго. Все, чего я в жизни добиваюсь, происходит вопреки здравому смыслу и носит случайный, неестественный характер.

Но чаще всего я ничего не добиваюсь. В былые времена меня, беспартийного молодого литератора, ни за что бы туда не пригласили. Но времена изменились, и требовались новые люди. Правда, вскоре выяснилось, что вовсе они и не требовались.

Его и увидеть можно в этом фильме, в сцене, когда вдоль кровати заболевшего героя расхаживает плотный дядя в белом халате, с холёной бородкой, и изрекает что-то фрейдистское. Зарплату нам после 1 января не платили по нескольку месяцев, журнал сначала выходил по инерции, а потом заглох, и мы, тоже по инерции, сдавали материалы в несуществующие номера.

Да мы и сами казались себе тогда несуществующими людьми. Он выходил теперь ежеквартально, но продавался в основном за границей. Кто ж ее покупал? Наверное, наши бывшие соотечественники, прихварывающие ностальгией. Все мы, оставшиеся в журнале, считали себя патриотами, но работали, похоже, для тех, кто в России жить не хотел или покинул ее в погоне за длинным долларом.

В сущности, мы делали журнал о жизни бедной резервации для разбогатевших индейцев, живущих в городе. А ведь в сентябре девяносто первого я отлично понимал, что иду работать в издание, которое через несколько месяцев перестанет существовать, потому что уже дышало на ладан государство с этим же названием.

Потому что это мое привычное состояние. Да и многих миллионов русских людей. Порой какие-то смутные советские инстинкты пробуждаются во мне — например, когда я попадаю в заповедники сталинской архитектуры. Мы оказались в просторном зеленом парке, украшенном гипсовыми изваяниями спортсменов в целомудренных, с резинками выше пупков, трусах.

Прямую как стрела аллею венчал увенчанный кремлевской звездой шпиль Северного речного вокзала — огромного, с циклопической смотровой площадкой и полукруглыми колоннадами в торцах здания, где помещались два недействующих фонтана. По фронтону здания, выполненного в форме двухпалубного парохода, шла надпись: А если бы он двинулся в противоположную сторону, то приплыл бы в город Ленинград. Мы шли с приятелем-художником по блистающему корабельному коридору первого класса, который он украшал, дабы снискать хлеб насущный.

Колер для стен подбирал, диванчики расставлял на площадках, малевал на переборках указатели с игривыми перстами: В баре, на стенах коего предшественник моего приятеля изобразил в процессе труда и отдыха потомков скульптурных спортсменов из парка юбки у девушек выше колен, хотя и не мини, парни в клешах, хотя и не по 40 сантиметров— сидели сплошь пожилые французы.

Жизнь прожита, почему бы не рискнуть прокатиться вниз по матушке по Волге? Русских пассажиров почти не было: Что же это — у нас теперь планида такая? Я смотрел на все это, и мне казалась ошибочной идея моего приятеля купить у художника-армянина, державшего в Москве забегаловку, картину с изображением лежащей голой женщины в стиле Тома Вессельмана и повесить ее в кают-компании лайнера или здесь, в баре.

Для этого, пожалуй, нужен другой теплоход Мы как бы находились в мире, который линейно не изменился, но опустел, будто из него извлекли содержание. Пусто было в аллеях парка с гипсовыми дискоболами и пловчихами, на просторнейшей набережной под сенью деревьев, куда, казалось бы, так соблазнительно было бы прийти после знойного дня, ни души на Речном вокзале, на палубах кораблей Наконец появились люди, познакомить с которыми и хотел меня мой приятель.

Это были то ли хозяева теплохода, то ли организаторы волжского тура — а может, и то и другое. Семья — отец, мать и два сына. Рабочий день их только закончился. Был поздний вечер, а они еще не обедали. Пустой, ярко освещенный ресторан, зеркала во всю стену, суетящиеся молоденькие официанты из Ярославля, очень дорожащие своей работой Все чинно, пристойно — капитализм в действии.

Не скрою, мелькнула тогда у меня мысль, что мы и впрямь ленивы и нелюбопытны, а потому нерасторопны и непредприимчивы: У них еще есть фирменная особенность: А уж их и нашу оргтехнику нечего было и сравнивать. У них в коридорчике, рядом с моим кабинетом, стоял маленький белый ксерокс, копировавший с отменной скоростью. А у нас этажом ниже была бандура первого поколения размером с письменный стол, ломавшаяся на третьей копии.

Представляю, что думали о бывшем титульном журнале государства американцы Мне, впрочем, до лампочки было, что они думали, ибо невзлюбил я их сразу: Мой телефон, к примеру, был запараллелен с телефоном компьютерного класса этажом выше. Они, надо сказать, такой тон понимали и сразу подчинялись. Приказывает человек, значит, имеет право. Но жить под одной крышей одни в темном прошлом, другие — в светлом будущем нам долго не пришлось.

Его сначала заливало водой из лопавшихся труб, а потом, очевидно, какой-то бомж неудачно развел костерчик на чердаке. Наши еще не вынесли ни одного стула. Поднявшись в свой залитый водой кабинет, я увидел в окно, что мебель уже грузят в крытый грузовик.

Когда выглянул следующий раз, Петровский переулок был чист. Через пять минут раздался телефонный звонок последний перед тем, как линия навеки замолчала: Больше никогда я их не видел — они уехали быстро и навсегда.

А мы остались, потому что ехать нам было некуда. Солнце садилось за Химкинское водохранилище, бросая на его свинцовые мутные воды парчовые блики. Откуда-то снизу, то ли от воды, то ли из машинного отделения, веяло запахом дизельного мазута.

Этот запах тревожил, напоминал о никчемности оседлой жизни. По широкой и почти пустынной набережной двое подростков катались на роликовых коньках.

Одинокая мама с коляской пересекала по диагонали площадь у Речного вокзала. Его циклопические, геометрически четкие сооружения словно сошли с картин Рене Магрита, где есть архитектура и ландшафт, но нет людей. Этот мир томил. У безжалостного Магрита всё же обязательно приоткрыто окошечко из изображенного мира в какой-то другой, неизведанный, что позволяет мириться с безжизненностью и безнадёжной правильностью пейзажа. А в панораме, которую я обозревал с верхней палубы, не было ни окошечка, ни форточки, ни даже щелочки в другой мир.

Но в то же время, несмотря на монументальность, мир под названием Речной вокзал представлялся призрачным и иллюзорным. За несколько часов, что мы пробыли здесь, от пресловутого порта семи морей не отчалил ни один корабль.

Краны грузового порта, странно напоминавшие виселицы, были неподвижны. Лишь один раз, полчаса назад, эту декорацию величиной с обозримый горизонт оживил одинокий буксир. Он протарахтел мимо нас и исчез, как исчезают круги от брошенного в воду камня. И если бы не волнующий запах мазута да легкое подрагиванье палубы под ногами от запущенных для прогрева двигателей, я бы подумал, что нахожусь в огромном музее речного судоходства сталинских времен. Впрочем, вся тогдашняя жизнь представлялась мне посещением музея коммунизма, который сняли с финансирования.

В домах на противоположном берегу в совершенно непредсказуемой последовательности загорались огни. Фигуры, образуемые желтыми квадратиками, напоминали пасьянс, выложенный рукою сумасшедшего. Или графическое изображение шахматной партии, в которой игроки ходят, плюнув на правила. Одна лишь мысль приходит мне вечером при взгляде на эти дома — катастрофа. Их прямоугольное убожество, их вульгарная геометрия на фоне раскинувшейся над ними, грозно темнеющей бездны наполняют почему-то мое сердце тревогой и страхом.

Форум granbacknimic.tk - [?] У кого есть книга `Контингент-беженцы`

Мне никак не удавалось сопоставить их — дома и небо, точно так же, как не мог я сопоставить легкомысленный, шаткий пластиковый столик, на котором стояли наши бутылки с пивом, и подрагивающую под нами громаду теплохода. Он имел внешность государя Николая II, пережившего свой расстрел лет, скажем, на десять, добродушное пузо и устойчивые привычки московского сибарита.

К запоям, например, он относился чрезвычайно серьезно — исчезал из жизни не менее чем на месяц. Если же что-то мешало ему уложиться в излюбленный срок, то дальнейшее напоминало прерванную беременность у женщины. Попов становился капризен, мрачен, несдержан.

Между нами было что-то общее, позволившее нам сойтись, хотя Попов, в отличие от меня, был предприимчив, мастеровит и рукаст. В годы перестройки он был первым художником-полиграфистом, освоившим в СССР коммерческую рекламу. Столь удачно и своевременно стартовав в рыночной жизни, он бы мог иметь сейчас солидное состояние. Но, как всякий истинно русский человек и к тому же натура художественная, он с трудом переносил монотонность процесса добывания денег.

Чтобы оставаться в мире рекламы, ему требовалась периодическая перезагрузка в виде запоев. Но более-менее успешно совмещать работу и запои можно было только в горбачевское время, когда реклама для газет и журналов была лишь подспорьем. А в ельцинское время, когда она стала главным источником существования, подолгу пропадающий художник по рекламе, пусть и высокоталантливый, на большие заработки и даже на место в штате рассчитывать не.

Вот и перебивался Попов работой по договору — в том числе и на этом теплоходе. Ну, я пойду к хозяевам, договорюсь насчет ужина.

Журнал «ПАРТНЕР»

Он ушел, а я пил пиво, ставшее уже теплым, и думал, что хорошо бы под каким-то приличным предлогом смотаться отсюда, где мне было так же невесело, как и в моей обычной жизни, но такого предлога не находил. Вдобавок я чувствовал, что Попов чего-то не договаривает: Но я знал, что когда у него всё складывалось и он был в хорошем настроении, то любил делать друзьям приятные сюрпризы, — очевидно, и сейчас готовил что-то помимо пресловутого ужина.

Попова всё не. Палуба подо мной стала дрожать сильнее — так, что уже бутылки и бокалы позвякивали. Глянув за борт, я увидел: Потом на носу что-то загремело: Теплоход просто отгоняли на ночную стоянку в километре от прежней значит, какая-то жизнь в порту всё же былао чем не знал и сам Попов. Сюрприз он приготовил мне. За ужином в пустом ресторане хозяева предложили мне по совету, естественно, Станислава написать рекламный проспект их круиза, а также разработать программу развлечения туристов непосредственно на теплоходе.

Если бы я счёл необходимым для уточнения всех деталей работы отправиться с теплоходом в плавание, то это можно было бы осуществить прямо завтра или через месяц, в следующем туре. Конечно, я бы получил отдельную каюту и полное довольствие, но по нормам команды, а не пассажиров. Это было, в общем, справедливо, как справедливо было и само предложение изучить ситуацию, что называется, на месте, потому что, в принципе, я мог написать рекламу чего угодно, мог и сочинить программу развлечений, которых никогда не видел, но опыт мне говорил: Забракуют, допустим, хозяева мой проспект и программу, так я хоть удовольствие от путешествия получу.

Срываться с места завтра я, разумеется, не стану, а вот в следующем месяце — пожалуйста. За это время я набросаю кое-что вчерне, а уже на теплоходе проверю свои измышления в деле. Я даже ощущал удовлетворение от того, как это всё с помощью доброго Станислава устроилось, без привычных для меня жизненных прыжков вперед-назад.

Возвращаясь домой под хмельком, я размечтался: Не одни же иностранные старухи путешествуют! Ездят, наверное, и молодые незамужние женщины. Или замужние, но без мужей. Сам-то я был не очень молод. И вовсе не красавчик. Я костлявый белобрысый мужчина, похожий на чухонца. У меня и фамилия чухонская — Колыванов. Это, наверное, оттого, что далекие предки мои проживали в древнерусской Колывани, как тогда назывался город Таллин.

Или — Таллинн, не знаю уж, как теперь правильно. Чем мизерней латиноамериканская страна, тем больше тульи и козырьки фуражек у офицеров ее армии. Кстати, когда я бывал в Прибалтике, еще в советское время, аборигены непринужденно подходили ко мне и лопотали по-своему, прося, например, закурить.

Поскольку человек, что русский, что чухонец, делает при этом характерный жест двумя пальцами у губ, отвечать не было нужды.

Но одному я дал еще и прикурить от огонька своей сигареты, по-московски, поленившись лезть за спичками. Тот сразу изменился в лице и, злобно шипя, отошел, сигареты мне, впрочем, не отдав. Оказывается, у прибалтов, как и у наших уголовников, такой вид прикуривания считается оскорблением, они в нем видят что-то вроде приглашения к оральному сексу. А вот в Паланге смазливая девчонка на раздаче в столовой, игриво улыбаясь, спросила меня что-то по-литовски, — очевидно, чего я желаю.

Через несколько дней мы с приятелем от нечего делать пошли на местную дискотеку, и я ее там. Она сидела вместе с другими девушками на длинной скамейке. Их никто не приглашал, да, собственно, и приглашать было не на что, потому что диск-жокей гонял только быструю музыку, под которую местные парни убойного вида выламывались в центре площадки.

Девушкам в Паланге, видимо, танцевать такие танцы считалось неприлично. А вот если бы они приехали в Вильнюс или Клайпеду, то там, наоборот, было бы неприлично так сидеть: Мы были поддатые, и я подошел к ди-джею, сделал руки крестом и сказал: Сначала я хотел пригласить девушку из столовой, но вспомнил ее неприветливую гримасу в ответ на мою русскую речь и подошел к длинноногой и длинноносой девице, что сидела с краю скамьи, но она с неподдельным испугом замотала головой.

Точно таким же образом мне отказали вторая и третья. Четвертой была моя раздатчица, которую я пригласил скорее по инерции и из приличия. К моему удивлению, она сразу встала и взяла меня за руку, не без вызова покосившись на подруг тех, что я не приглашал. Во время танца она тесно я бы сказал, даже слишком тесно прижалась ко мне, глядя куда-то в сторону своими бесцветными, как стекло, остзейскими очами.

Тут же как по команде кряжистые литовские парни разобрали других девчонок. Диджей, видя такое дело а может быть, он был человеком ортодоксальных решенийстал пускать преимущественно медленные танцы. Я раз за разом приглашал свою раздатчицу с рельефными, но твердыми и упругими, как хорошо надутая резиновая игрушка, формами. Не помню, чтобы мы разговаривали, да и говорить нам, в общем, было не о.

Понимал я только, что чем-то ей понравился, если она рискнула бросить вызов общественному мнению захолустной Паланги, на виду у всех постоянно танцуя с русским. Наверное, крепкие литовские парни не баловали ее вниманием.

Вдруг посреди танца она сказала мне: Ведь парни не обращали на вас никакого внимания! Надо сказать, что я это сделал чисто машинально, как Шура Балаганов. Но я уходить не стал, и, видимо, напрасно. Масла в огонь добавил мой приятель, которому так и не удалось никого пригласить. Раздосадованный, он что-то сказал одной девушке, ей это не понравилось, и она пожаловалась парням. Я с сожалением оставил аппетитную литовочку и пошел улаживать конфликт.

Тесно окруженные похожими на меня блондинами, только куда более габаритными, мы вышли за проволочное ограждение. Тем временем все девчонки моментально исчезли, в том числе и моя раздатчица. Здесь я понял, что дело серьезное. Молодой человек с кривым, видимо перебитым, носом достал из внутреннего кармана пиджака велосипедную цепь и сказал: Не знаю, чем бы это всё кончилось, но весьма вовремя появился милицейский патруль на мотоцикле.

Семьи у меня как не было, так и. Жить я подолгу с одной и той же женщиной не могу. Вообще, мне кажется, я в них, женщинах, чего-то не понимаю. Или они во. Когда я стараюсь им нравиться, они обычно отвечают мне взаимностью. Допустим, я холодный и равнодушный человек.

Ну, а другие, за которых вы выходите замуж, они что — всё время стараются вам нравиться? Да ничуть не бывало! И разговаривают с вами одними междометиями, и носки вовремя забывают менять, и нижнее белье, и сморкаются, и чешутся в паху на манер обезьян… Я же бытового цинизма терпеть не могу, но долго изображать влюбленного тоже не могу. Добившись от женщины того, чего обычно добивается от нее мужчина, где-то через неделю я возвращаюсь к самому себе, к своему привычному состоянию.

знакомства майл моя страница кучаев андрей

А сам по себе я совершенно не стремлюсь кому-то нравиться и не нуждаюсь в том, чтобы кто-то хотел нравиться. Но женщина такого типа, как я, мне в жизни не встретилась. Что ж, если так называемая нормальная семейная жизнь — это лишь постоянное притворство друг перед другом, ну ее к аллаху, эту семейную жизнь! Так-то оно так, да только застарелый холостяк — не очень нормальный человек. Будь он даже твердых нравственных правил, у него неизбежно имеются какие-то порочные черты.

Давно уже не ожидая, что женщина принесет в мой мир какую-нибудь иную реальность, кроме сексуальной, я и думаю при встрече со всякой хорошенькой незнакомкой исключительно о тайниках ее тела и о том, как хорошо было бы… А между тем, когда я вижу таких же людей, как я, только не скрывающих своих вожделений, говорящих девушкам сальные комплименты типа: С каждым годом мне всё труднее и труднее становится общаться с людьми, а с женщинами я должен перебарывать себя, изображать златоуста и острослова в том проклятом периоде отношений, когда необходимо нравиться.

Допустим, гуляем мы с женщиной или сидим в кафе, а потом я провожаю ее, еду домой и тщетно пытаюсь отогнать от себя вопрос: Только для того, чтобы?. Но разве для этого столь уж необходимо напрягать свой мозг и язык? А между тем в жизни моей столько нереализованных планов, когда и мозг, и язык мне бы весьма пригодились… Вот и сейчас: Гораздо легче отогнать от себя вопрос, зачем я ухаживаю за женщиной, нежели тот, для чего я работаю. Литература — это ярмарка тщеславия. Или интеллектуальный спорт, только без честных правил, в отличие от шахмат.

Причем говорю я о настоящей литературе, а не о коммерческой. Там люди стряпают книжки исключительно для того, чтобы зарабатывать деньги. Они никого не обманывают идеями или образами, вырабатывая продукт, имеющий спрос на рынке страстей, пороков и низменных интересов. А так называемый серьезный писатель? Он паразитирует на том, что составляет существо мыслящего человека и подчас тайну, — на сокровенном, на стремлении разобраться в противоречиях жизни, понять ее смысл.

Я еще поверю в творческий идеализм Пушкина, Гоголя, Достоевского. Но другие представители новой русской литературы, начиная со Льва Толстого, сделали писательство ареной творческой борьбы за внутренний мир среднего человека, стремясь ошеломить его как можно больше, напугать, ударить посильнее в больное место.

Потому что сам умел пугать не хуже. Его оценка — оценка чемпиона, наблюдающего забег претендента. Так Наполеон при Ватерлоо саркастически отозвался об атаке шотландской тяжелой кавалерии: Однако Толстой и Андреев — это, что называется, олимпийский уровень. Они не менее, а может быть, даже более порочны, чем охотники за женскими прелестями и извращенцы. Так развратник, обхаживая невинную, восторженную девушку, сам приходит в волнение от той поэтической лжи, что он ей нашептывает на ухо.

Но это волнение — того же свойства, что и у жеребца, заваливающего кобылу. Поэтому я не знаю, что лучше — насиловать свой мозг в надежде обольстить женщину и получить половое наслаждение, или насиловать и мозг, и душу, и сердце ради того, чтобы соблазнить читателя и насладиться славой. Легче всего не делать ни того, ни другого. Но тогда неизбежно приходишь к мысли, что легче всего вообще не существовать. Мне к этому не привыкать: Между ее клиентами и гостями время от времени вспыхивали скандалы и драки, доходившие до поножовщины.

Поэтому я равнодушно прошел мимо машин и стоявших на обочине ментов. На газончике перед моим подъездом лежал навзничь человек. Его закрывала от меня широкая спина милицейского чина, сидевшего перед телом на корточках.

Заглянув на ходу за спину, я понял, что поножовщиной здесь не пахло и Галиными клиентами, скорее всего, тоже: Его звали Коля, и вчера он ночевал у. Мужчиной был этот самый Коля, обладатель седоватого ежика на голове и тяжело набрякших подглазий.

Девушку звали Юлия Безносова она так и представилась, жеманно подав лебедем выгнутую руку: Я, как дурак, сразу посмотрел на ее нос. Он был на месте и даже оказался приятным. Да и вообще, девочка была ничего, в моем вкусе, с прямыми точёными плечиками, высокая, стройная, тоненькая, но с аппетитной попкой и развитой грудью. Ее только несколько портила жестковатая складочка у губ. Судя по непринужденности интонации, с которой Юлия Безносова общалась с Колей, она являлась его близкой подругой.

Я, по возможности, никогда не отказываю в этом своим иногородним друзьям, — да и как еще в наше время с ними пообщаешься? Конечно, мне не очень понравилось, что Олег притащил с собой двух незнакомых людей. Но не выставить же их за порог? Друзей своих Шматько представил как партнеров по бизнесу. Какому именно бизнесу, я не стал спрашивать, потому что это не имело особого смысла. Всё это было синонимами одного и того же занятия, в советское время просто называвшегося спекуляцией.

Но Шматько был неплохим товарищем, неунывающим, несмотря на очевидные провалы его бесчисленных коммерческих начинаний, умеющим смеяться над самим собой с типичным сочным южным юмором, и поэтому я охотно принимал. Горилка пошла неплохо, но, как я и предполагал, живого разговора не получилось. Застолье зачастую сближает и совершенно незнакомых людей. Но Коля по темпераменту был полной противоположностью Олегу: Существуют южане и такого типа.

Юлия Безносова, судя по живой игре зеленоватых глаз и по какому-то нетерпеливому, чуть ли не танцевальному движению голых смуглых плечиков, была человеком общительным, но почему-то явно сдерживала себя и при этом много курила, что обычно делают женщины, которым приходится себя сдерживать. Я бы даже сказал, что она вела себя так, как ведут себя красивые глуповатые девушки, которые хотят казаться мужчинам умными: Однако у нее не было никакой нужды изображать что-либо из себя для Коли или Олега, а на меня она с самого начала смотрела довольно равнодушно.

Стало быть, причина ее замкнутости была в другом, а в чем именно, мне строить догадки было недосуг. С такой Безносовой хорошо покувыркаться в постели, а лезть в ее внутренний мир едва ли целесообразно — ввиду вероятного отсутствия такового. Что же касается обычно многословного Олега, то его явно сковывало присутствие Коли: Разговор перескакивал с пятого на десятое, не задерживаясь ни на чем конкретно. Собственно, узнал я о своих гостях только то, что они намерены пробыть в Москве два дня, завтра до позднего вечера будут заниматься делами, и, скорее всего, Николай и Юлия переночуют в другом месте.

Олег же собирался снова прийти ко. А послезавтра утром они должны были все вместе уехать. До этого времени они попросили оставить у меня в квартире вещи — два здоровенных новомодных пластиковых чемодана с кодовыми замками. Я еще в шутку спросил: Коля, по своему обыкновению, даже не улыбнулся, а Юлия Безносова курила с усмешкой Джоконды, поводя голыми плечами, словно ей на спину села муха.

Несмотря на довольно вялую и принужденную беседу, гости пили много: Причем Юлия Безносова не отставала от мужиков. С той энергичной деловитостью, с какой они осушали стопки, обычно снимают нервное напряжение. Я, конечно, ничего не понял. Всех гостей я уложил спать в своей единственной комнате, а себе бросил матрасик на кухне. Утром они ушли, забрав сумки и оставив чемоданы. Олегу я дал запасной ключ, чтобы не связывать себя необходимостью спешить домой к его появлению.

Я ему вполне доверял, да и красть-то у меня, кроме книг и старенького компьютера, было нечего. И вот Коля, который, в принципе, не должен был ко мне сегодня приходить, лежит перед моим подъездом, изрешеченный пулями. В смятении я стоял возле окровавленного трупа. Сидевший на корточках мент покосился на меня и привычно бросил: Что вам здесь, цирк, что ли? Я послушно вошел в подъезд, но тут остановился. Ведь я же свидетель!

Почему он прогнал меня, даже не спросив, знал ли я убитого? Им что — свидетели не нужны? Глупый вопрос, ответил я сам себе, им, в принципе, вообще ничего не.

Но сам-то разве я не обязан им сказать, что Коля вчера ночевал у меня дома? Кстати, а что происходит у меня дома? Может быть, там лежат расстрелянные Олег и Юлия?

На своей площадке перевел дух, осмотрелся. Здесь было всё, как обычно. С замиранием сердца я отпер дверь, вошел. Непроветренная квартира встретила меня запахом выкуренных вчера вечером сигарет.

Крадясь по стенке, я заглянул в кухню, в комнату, потом, уже смелее, в ванную и туалет. Никаких трупов, слава богу, не. Я схватил телефон и набрал номер мобильного Олега у него была российская сим-карта.

Сначала пошли длинные гудки, но потом они вдруг оборвались и сменились короткими. Я набрал еще. Теперь мне ответил неживой, издевательски четкий женский голос: Я опустился на стул, задумался. Телефона Юлии Безносовой я не. Но кто-то же должен прийти за чемоданами? Тут я посмотрел в угол, где стояли эти самые чемоданы. Я вскочил, забегал по квартире в поисках чемоданов, умом понимая, что это всё напрасно. Такие чемоданы — не иголка.

Шматько уже был здесь и забрал. Но какой в этом смысл, если жив я, свидетель, давший ему ключ от квартиры? А может быть, это сделали те, кто убил самого Шматько и нашел у него ключ? Тогда как они узнали мой адрес? Юлия… Вот кто им мог сказать.

Шерше ля фам… Видела ли она, как я давал Олегу ключ? Вполне могла видеть, они все в это время толпились в прихожей. Я чувствовал, что запутываюсь. А если замок был просто искусно взломан, так, что я и не заметил, отпирая дверь? Я пошел к двери, внимательно осмотрел ее с внутренней, а потом и с наружной стороны. Нет, ни на замке, ни на косяке не имелось никаких трещин или царапин.

Стало быть, открывали ключом или отмычкой. Когда я уже хотел вернуться в квартиру, внизу, где-то на первом этаже, щелкнула отворяемая дверь, и зычный мужской голос сказал: Прошу вас принять участие в опознании убитого у вашего подъезда гражданина Украины. Я ничего не видела и ничего не слышала, — пискнул голос соседки. Кроме того, мы обязаны опросить жильцов подъезда, окна которых выходят на ту сторону, где произошло убийство. Ну почему, почему я никогда не слушаюсь первого голоса разума!

Я должен был сразу сказать прогнавшему меня менту, что знаю Колю! Как оценят мое признание теперь, через двадцать минут после того, как я увидел убитого? Ясно, что я моментально стану одним из основных подозреваемых! И чем дольше я здесь у себя сижу, тем больше оснований у подозрений. А как отнесутся менты к истории с исчезнувшими чемоданами? Поверят ли они мне, что это не я сам их умыкнул? Если бы признался сразу, то, может быть, еще и поверили… А так — для чего человек тянул время? Значит, он как минимум сообщник, значит, знал, что в тех чемоданах… Кстати, а что там могло быть?

Моя шутка про гексоген может оказаться провидческой. Что касается Коли — это. Я в сердцах плюнул и перевернул коробку. А веселенькая рекламная надпись на оборванной сигаретной бандероли суммировала предложения: Тело Коли уже было накрыто простыней, сквозь которую проступали кровавые пятна. В группе людей внизу я узнал нескольких соседей, пьяненькую растрепанную Галю. Поднимутся они ко мне или поленятся?

И как я тогда должен себя вести? И как они сегодня утром вышли? Я знал наверняка только то, что на моей площадке не было никого ни тогда, когда они пришли, ни тогда, когда ушли. Но на других этажах кто-то мог видеть, как они поднимались по лестнице или спускались вниз, — в нашем доме лифт давно не работает. Пришли они вчера около одиннадцати, почти в полной темноте, так как у нас на весь подъезд горят только две или три лампочки. Едва ли Колю успел кто-то запомнить, даже если и.

Другое дело — когда они утром шли вниз… Я снова подошел к двери, стал прислушиваться, не поднимается ли милиция ко. Господи, прошло уже, наверное, полчаса! Что же мне делать? И тогда я решил ничего не делать до тех пор, пока ко мне не придут, а если придут, то во всем признаться, в том числе и в своих недостойных колебаниях.

Семь бед — один ответ. Но никто ко мне так и не пришел. А с другой стороны, мое молчание в течение уже не минут, а часов автоматически сделало бы меня в глазах ментов сообщником убийц. Причем если неведение соседей стало более или менее похоже на факт, то в отношении Шматько и Юлии Безносовой никакой уверенности у меня и в помине не. Их могут задержать не сегодня-завтра, и они расскажут, у кого провели предыдущую ночь.

И тогда мое поведение покажется милиции даже более необъяснимым, чем факт моего запоздалого признания. Я снова и снова набирал номер Олега, но ответ получал один: СМС-сообщение я посылать не решался: Странно, но при всей моей ошарашенности случившимся меня не так уж сильно интересовало, что за история произошла с Олегом, Николаем и Юлией, куда исчезли чемоданы и что в них находилось.

Это не значит, что я был равнодушен к судьбе, скажем, Олега или мне было безразлично, что убили Колю. Нет, дело не в. Причина во мне. Когда-то я видел смысл жизни в том, чтобы постигать тайны мира, как светлые, так и темные: Когда же мне стало сильно за тридцать, я понял, что светлые, божественные тайны вовсе не предназначены для разгадывания или расшифровки: А если короче — судьба.

Причем не важно, о какой именно жизни, какой судьбе — Вселенной, Земли, человечества, русского народа или моей, колывановской, идет речь, так как они очень тесно связаны. Но если мы не ощущаем этой пронизывающей весь мир сверху донизу связи, то полагаем, что столкнулись с великой тайной. На самом же деле — это божий замысел о нас, который можно грубо сравнить с замыслом строителей дорог или газопроводов.

Мы никогда не узнаем всех причин, по которым планируемый отрезок магистрали должен пролегать именно через наш дачный участок, да и едва ли захотим узнать, потому что нас больше интересуют причины, почему этого делать. У кого повернется язык сказать, что мы не правы? Мы правы, потому что противоположная точка зрения смахивала бы на апологию некой метафизической коллективизации.

Но в таком случае мы в своей неотразимой правоте не вправе роптать: Порядок звезд на небе, скорость вращения Земли, добро и зло, жизнь и смерть, путь муравья и путь человека — всё это постигается как единое целое тем человеком, который не идет путем муравья. Тайны нашей судьбы открыты. Их следует читать в превратностях нашей жизни.

Каждый из нас занимает определенное место во Вселенной и является звеном в цепи событий, в совокупности и составляющих мироздание. Может быть, вспышка сверхновой — значительно более важное событие, чем исчезновение чужих чемоданов из моей квартиры, но говорить о том, что это факт, не имеющий совершенно никакого значения в системе мироздания, нелепо.

Вселенную можно сравнить с книгой, буквами которой являются люди. Нужно лишь научиться ее читать. Тайнопись расшифровывают, используя повторяющиеся знаки и слова. Как подавать в Германии заявку на полезную модель. Регистрация полезных моделей и топографий микросхем Положение о заявлении промышленных образцов. Положение о ведении регистра промышленных образцов.

Закон о служебных изобретениях. Как я регистрирую марку? Все о страховании в Германии: На вопросы отвечают немецкие эксперты. Советы новоселу по экономии средств в домашнем хозяйстве: Развод и его последствия. Суд и гражданский судебный процесс. Учитесь работать на компьютере. Программа Microsoft Word для начинающих. Для пользователей русской версии. Программа Microsoft Word длп начинающих.

Для пользователей немецкой версии. Как писать немецкое школьное сочинение. Советы учащимся и их родителям. Нормативные требования и общие рекомендации. Суд и уголовный судебный процесс. Советы бывалого по экономии средств. Уголовно наказуемые действия и ответственность за.

Наследство, завещание и наследники. Лечение хронического простатита и половых расстройств без медикаментов. Внедрение объектов интеллектуальной собственности. Презентация первых 65 разработок. С немецкой грамматикой - в дружбе. Советы опытного практика новичкам. Правила поступления, обучения и пребывания в ВУЗах широкого профиля для местных и иностранных студентов. Список высших учебных заведений Германии. Факультеты, отделения, специальности, адреса, телефоны.

Работа на "базис" марок в месяц и сезонная работа в вопросах и ответах. Капиталовложения в ценные бумаги. Основные риски, связанные с ценными бумагами и сделками с ними на бирже. Долгосрочные займы, долговые обязательства и облигации и риски, связанные с. Акции и инвестиционные фонды и риски, свя занные с. Индексные сертификаты и опционные свидетельства и риски при сделках с ними на бирже.

Курс лекций об Израиле, об иудейской и христианской религиях. Социальная поддержка государства при безработице. Пособие и помощь при полной безработице. Пособие частично безработным при неполной безработице и в связи с банкротством предприятия.

Советы по устройству на работу в Германии для имеющих разрешение на работу. Что писать, что говорить, как выглядеть и как себя вести Эти странные немцы перевод. Социальная поддержка немецкого государства при получении образования.

Социальное обеспечение учащихся и студентов. Различные виды страхования учащихся и студентов. Социальная поддержка государством материнства и детства.

знакомства майл моя страница кучаев андрей

Права граждан, совершающих поездки и путешествия. Немецко-русский словарь идентичных слов. Почти одинаковых как по смыслу, так и по произношению. Закон и право Германии. Привлечение доходов граждан к материальному содержанию родственников, получающих социальную помощь.

Советы по экономии средств. Вклад евреев в мировую цивилизацию. Путь к собственному дому. Право собственности на земельный участок.

Правовые особенности строительства и покупки дома. Это важно знать покупателю и пользователю. Что представляет из себя Fremdrentengesetz. Кто такие статусные немцы. Личный пенсионный счет Изменения в пенсионных законах. Пенсионное право Германиив вопросах и ответах. Несколько полезных советов для оформления пенсии в ФРГ. Как делать деньги не отходя от письменного стола. Высшее образование в Германии. Что нужно, чтобы стать студентом в Германии.

Краткая информация в основном для жителей СНГ. Еврейская эмиграция в Германию. Что полезно знать при эмиграции в Германию. Выезд в Германию русских немцев-переселенцев Spaetaussiedler. Что полезно знать при переезде в Германию Spataussiedler-ам Что делать, если вы не можете рассчитаться с финансовыми обязательствами.

Это полезно и важно знать тем, у кого долги. Германия и страны Бенилюкса. Социальная поддержка немецким государством малоимущих семей и граждан: Абитур по математике в немецкой гимназии. Часть первая русская версия. Часть вторая русская версия. Часть третья русская версия. Часть четвертая русская версия. То же самое, что Стихи из циклов "О любви", "Времена", "Еврейские мотивы" и других